Четверг, 31 марта 2022 13:02

Аиша Мутаева: Чтобы защитить мужа, сама становлюсь юристом и буду представлять его интересы в ЕСПЧ Избранное

Аиша Мутаева, жена арестованного в апреле прошлого года Апти Висаева, отчаянно борется за своего мужа. Она обратилась в правозащитную организацию «Мемориал», записала и выложила на ю-туб несколько роликов, где рассказала о том, что против ее мужа сфабриковано уголовное дело за якобы готовящийся теракт на параде Победы 9 мая в Норильске. Последней ее надеждой в борьбе за справедливость остается обращение к руководителю Республики Чечни Рамзану Кадырова, в котором она просит помочь его соотечественнику. Так что же все-таки произошло и в чем обвиняется Апти Висаев?

Аиша, расскажите о себе? Как вы живете сейчас, чем занимаетесь?

Сейчас я в первую очередь занимаюсь воспитанием наших детей. А еще учусь на юридическом факультете университета «Синергия». Зарабатываю юридическими консультациями по гражданским делам. Кстати, на юриста я начала учиться в 2018 году, но потом оставила учебу, чтобы посвятить себя семье. Но после того, как моего мужа задержали, я решила, что теперь профессия юриста мне очень пригодится в борьбе за его свободу и доброе имя. Я стала представлять интересы Апти в ЕСПЧ и добиваться его оправдания в российских судах. Сейчас я твердо намерена доучиться до конца и стать адвокатом.

Давайте вернемся на несколько лет назад и вспомним, как началась история вашего знакомства с Апти Висаевым. Расскажите, как завязались ваши отношения?

Познакомились мы совершенно случайно. Я долгое время была одна, жила вместе с детьми от первого брака, и особого желания с кем-то знакомиться и строить новые отношения не было. В 2020 году в конце марта я попросила знакомую, чтобы ее муж пришел починить кран, но у него не получалось по времени, и они попросили об этом своего знакомого сантехника. Это и был Апти. И он не просто пришел чинить кран, а принес для моих детей два огромных пакета всяких вкусностей. Это меня очень впечатлило! Причем, по нашим чеченским традициям, незнакомым мужчине и женщине запрещено оставаться в помещении один на один, поэтому при нашей первой встрече с нами постоянно присутствовали мои дети. Да что говорить, мы с Апти даже смотреть друг на друга стеснялись – едва пересеклись взглядами. Потом я еще несколько раз обращалась к нему по бытовым проблемам, и общение наше ограничивалось небольшими разговорами по телефону. Просто я почувствовала, что между нами установилась необычная связь, и этот человек мне духовно близок, поэтому решила связать с ним свою судьбу. В апреле мы провели никях, в мечети города Норильска (мусульманское бракосочетание).

Когда вы узнали, что он ранее отбыл многолетний тюремный срок, как вы к этому отнеслись? Не отпугнуло ли вас это обстоятельство?

Узнала я об этом от самого Апти. Понимаете, для чеченцев его возраста тюремный срок за причастность к незаконным вооруженным формированиям – далеко не редкая история. К тому же потом я узнала, что посадили его исключительно на основе его собственных признательных показаний, которые он дал под пытками. И для меня особенно важно было то, что человек, каким бы ни было его прошлое, уже отбыл наказание, хотел жить нормальной жизнью, строить семью и доказывал это на деле. Честно говоря, сейчас я уверена, что он тогда, как и сейчас, был невиновен. В данный момент по его старому приговору мы уже подали жалобу в ЕСПЧ и добиваемся его пересмотра в российском суде.

Оказывают ли вам поддержку ваши родные и друзья? Возможно, вы обращались за помощью к общественным организациям?

С момента задержания Апти мне помогает множество людей, независимо от их национальности и вероисповедания. Наши родные живут в Чечне, они небогатые люди, и помочь нам материально у них нет возможности. Но их моральную поддержку мы ощущаем постоянно, она для нас невероятно ценна.

Насколько неожиданным было для вас то, что вашего мужа обвинили в подготовке теракта и почему вы уверены в его невиновности?

Конечно, для меня это стало полной неожиданностью. Поймите, мы с Апти жили одной жизнью. Если он был не дома, мы все равно постоянно были на связи, и я просто не могла бы не заметить, что он задумал что-то подобное. Когда я узнала, что ему вменяют, а тем более ознакомилась с теми доводами, которые следствие выдает за доказательства, я сразу поняла, что моего мужа ложно обвинили. После 14,5 лет тюрьмы он не умел нормально пользоваться смартфоном. Не говоря уж о том, что по стилю и особенностям письма сообщения, предъявляемые в качестве доказательств, вообще не характерны для Апти. Печатать на смартфоне он не умеет, в мессенджерах всегда общался голосом, мы даже не смогли найти его письменных сообщений, чтобы провести экспертизу.

Возможно, у вас есть еще какие-то аргументы в пользу невиновности Апти Висаева?

Если честно, они есть не только у меня. Из общения со следователем по делу я поняла, что даже он не верит в то, что мой муж виновен. Единственный аргумент у оперативника был такой: «Такие, как Висаев, должны пойти в тюрьму по второму кругу, и сократить себе срок он сможет, только если признает свою вину». То есть правоохранители просто поставили на нем клеймо террориста и считают, что он должен за это расплачиваться до конца жизни.

Хотелось бы подробнее узнать о событиях, которые предшествовали задержанию Апти Висаева. Насколько жестким был за ним надзор со стороны правоохранительных органов? Возможно, вы замечали наружное наблюдение или прослушку телефона?

Действительно, после отбывания первого срока Апти был назначен обязательный надзор на восемь лет. Не могу сказать, что замечала наблюдение, насчет прослушки просто не знаю, а в остальном надзор был очень строгим. К нам приходили и в два ночи, и в четыре утра – в любое время. В декабре 2020 года условия надзора Апти смягчили, потому что у него не было вообще никаких нарушений.

На ваш взгляд, каковы мотивы тех, кто обвиняет Апти Висаева в подготовке теракта? Возможно, под него целенаправленно копали вследствие какого-то конфликта?

Не скажу, что под моего мужа копали целенаправленно. До определенного периода все было нормально. Когда мы в прошлом году попросили разрешения поехать в отпуск в Пятигорск, нам во всех инстанциях его согласовали. В феврале мы купили билеты на апрель. Но, в начале марта мужа вызвали в уголовный розыск, где в том числе находились двое сотрудников ФСБ, которые потом уже будут сопровождать дело Апти. И там у него с правоохранителями состоялась беседа на повышенных тонах. Апти рассказывал, что сотрудники угрозыска и сотрудники ФСБ стали напоминать ему о прошлом и настойчиво предлагали сотрудничество, от которого он отказался. После конфликта муж разошелся с ними по-мирному, но, по всей видимости, ему не простили. Именно с того дня начались проблемы.

И что происходило после этого?

События, которые происходили потом, были для меня, как кошмарный сон. Незадолго до отпуска мы поехали из Норильска в Кейеркан, чтобы встретить в аэропорту моего брата. На дороге у нашей машины вдруг отказали тормоза, и мы чуть не врезались в КамАЗ, который был впереди нас. Мы с мужем получили сильные ушибы, но, слава Богу, выжили. В отпуск мы все-таки поехали. В Пятигорске у нас было несколько дней спокойствия и счастья. Апти встретился с родными, которых не видел много лет. Вместе мы замечательно проводили время. Как вдруг,18 апреля 2021, нам сообщили, что у нас на квартире в Норильске случилась авария(затопление). Из-за того, что балконная дверь почему-то оказалась открытой, трубы перемерзли, а вентиль от радиатора оказался перекрыт. Мы попросили нашего друга съездить разобраться с этим, он вместе с несколькими работниками ЖЭКА ликвидировал ее. Но через некоторое время, 22 апреля 2021 года, нам позвонил участковый в Пятигорске и попросил срочно явиться самим. И по приезду к участковому нас задержали люди в масках, причем очень жестко. Я тогда была беременна, меня очень больно толкнули, что стало причиной выкидыша. Один из сотрудников при детях угрожал мне изнасилованием, обещал, что отправит за решетку вслед за мужем. Вспоминаю это как самые жуткие моменты своей жизни….

В СМИ проходила информация о том, что сотрудники правоохранительных органов уговаривали вас оказать давление на мужа, чтобы он признал свою вину, это правда?

Да, и не только это. Тот же самый сотрудник, который угрожал изнасиловать меня (его имя я назову на суде), просил меня убедить Апти дать признательные показания. Еще ему предлагали стать засекреченным свидетелем тем самым оговорить других людей, которых он знать не знает. За это обещали скостить срок. Но Апти отказался, он сказал, что не сможет жить с этим, и выбрал путь тяжелой борьбы. Я поддержала его решение и уверена, что только оно было правильным в этой ситуации.

Известно ли вам, какие методы применяют сотрудники правоохранительных органов в отношении вашего мужа для получения признательных показаний?

Считаю, что некоторые из их методов можно определить как пытки. Например, перед тем, как этапировать Апти в Красноярск, его сильно избили в конце июля. А до этого он через телефон назначенного адвоката сумел передать мне, чтобы я застраховала его жизнь, потому что ему угрожают убийством. Не могу сказать, что пытки к моему мужу применяют постоянно, но о нескольких случаях мне известно абсолютно точно.

В прессе также публиковались данные о том, что в деле Апти Висаева есть множество нестыковок и сфальсифицированных доказательств. Если это так, можете привести примеры?

Я убеждена, что дело моего мужа и есть одна сплошная фальсификация. Приведу самые вопиющие вещи. Например, мой муж не пользовался социальными сетями, потому что элементарно не умел этого делать. Вдруг при обыске у нас находят какой-то кнопочный телефон без отпечатков, которого мы раньше в глаза не видели. Якобы он был куплен для того, чтобы на сим-карту в этом телефоне зарегистрировать профили Апти в Инстаграме и Телеграме. Причем на этих «тайных» страницах Апти, по версии следствия, опубликовал свое фото и назвался собственным именем и фамилией. И вел с них переписку о подготовке теракта! Разве человек, который планирует совершить подобное, будет вести себя таким образом? Теракт, по утверждению следователей, должен был произойти на параде 9 мая, который был отменен из-за пандемии, еще годом ранее. Отдельная история – засекреченный свидетель Азад Беккаримов, который якобы должен был стать исполнителем. Апти вообще никогда не был знаком с человеком с таким именем. Мужу случайно удалось вскрыть конверт и узнать, кто скрывается за этим псевдонимом: это некий тувинский блогер Азат Игоревич Аскаров, с которым у Апти не было никакого общения. К тому же тувинцы исповедуют буддизм – причем тут вообще радикальный ислам? Из таких фальсификаций и несостыковок и состряпано дело моего мужа. И при этом нам постоянно отказывают в проведении экспертиз либо затягивают с решением.

На какой стадии сейчас находится дело Апти Висаева?

29 января этого года было закончено предварительное следствие, после чего дело было направлено прокурору Красноярского края. Учитывая характер статьи 205.1 («Терроризм»), по суду наложены ограничения на адвокатов Апти, чтобы они не могли полноценно знакомиться с материалами дела. Несмотря на многочисленные ходатайства защитников, прокурор направил дело в 1-й Восточный окружной поенный суд, который находится в Хабаровске, хотя дело возбуждено было в Норильске. Процесс будет проходит по видеосвязи, а начнутся эти слушания 5 апреля. Адвокат Апти, который в профессии уже 20 лет, говорит, что сталкивается с таким впервые. В судебной практике по видеосвязи допрашивают свидетелей, а не обвиняемых с участием адвокатов.

Вы обращались за помощью к лидерам Чеченской республики Рамзану Кадырову и Адаму Делимханову. Была ли с их стороны какая-то реакция?

Это обращение я записала недавно, и пока ответа на него не поступало. Я очень надеюсь, что информация о деле Апти дойдет до него.

Что вы намерены предпринять в дальнейшей борьбе за оправдание вашего мужа?

Наша борьба длится уже год, и мне кажется, что если бы я сидела тихо, то Апти уже давно бы получил срок и был этапирован в колонию. Даже если Апти вынесут обвинительный приговор, я добьюсь возобновления следствия. Да и как я могу сдаться, если моего мужа обвиняют в том, чего он не совершал? Апти очень ценит жизнь и каждый миг на свободе, мечтал о рождении ребенка. Наша девочка родилась с пороком сердца и с кровоизлиянием в мозг и муж сделал все, что от него зависело, чтобы вылечить ее, работал на нескольких работах. Наконец-то он стал жить нормальной жизнью, но ее у него снова забрали. Я на 100 процентов уверена, что Апти не преступник и не террорист, и он заслуживает справедливого отношения. Поэтому бороться я буду до конца.




logo

Compromat 2