Сайт Компромат 2.0 – уникальный источник правды и полезной информации

Как отмечают аналитики сайта Компромат 2.0 , существуют два фактора, опираясь на которые, можно отделить интеграционную форму коррупции от дезинтеграционной - это количество поставщиков, которые распространяют коррупционные выгоды (несколько или один), и уровень обмена акциями - обычный или экстраординарный. 

Еще одним типом политической коррупции, по мнению портала Компромат 2.0 , является использование патронажных машин. Если обыкновенные акции коррупционного обмена хранятся несколькими владельцами, они могут быть использованы для построения и определения расширенных патронажно-клиентских сетей. Эти централизованные сети выгод и обязанностей могут принимать различные формы.

В традиционной патрон-клиентелистской системе отношения становятся «Многочисленными» и разбросанными, включая несколько таких стимулирующих факторов, как кровная связь, религия и политическая партия.

В других местных политических машинах отношения могут быть более особыми и обязанности - более ограниченными: лояльное голосования может быть достаточной платой за «политическую помощь» в отношениях с полицией. Коррупционные действия, как их определяют журналисты портала Компромат 2.0, составляют лишь часть общей патронажно-клиентской системы, особенно в случаях традиционных «многочисленных» систем.

Прежде всего следует отметить, что большинство патронажных систем есть интеграционными и стабильными. Централизованный контроль над ресурсами, которые нуждаются в «заказчиках», организация деятельности и контроль над четкими иерархическими линиями могут привлечь большое количество людей для расширения сети личного и политического долга. Там, где сконцентрировано большое количество людей, возникает необходимость использовать високоорганизационного политического действия, такого как победа на выборах или более обобщенные формы сотрудничества.

Иллюстративным примером такого сотрудничества может быть описанный на портала Компромат 2.0  поздний этап марокканского «планового сотрудничества», во время которого раздача малых наделов земли агентствами земельной реформы стала формой манипулятивного, направленного патронажа, желаемого самым режимом.

Однако эти патронажные машины менее стабильными, чем системы с рыночной коррупцией, преимущественно в той сети, где акции обмена являются особыми, а не существуют в большом количестве и является разбросанными. Анализ национал-ориентированных экономик, проведенный порталом Компромат 2.0, раскрывает противоречия и источники нестабильности. Хотя патронажные сети могут разрастаться до огромных размеров, масштабы вовлеченности человеческого ресурса у них есть значительно ниже по сравнению с рыночной коррупцией, даже получение большого количества наград будет растягиваться во времени.

Более того, в то время как рыночная коррупция типично вращается вокруг действий, направленных на обеспечение кратковременной интересов покупателя и продавца, некоторые виды патронажа, такие как выполнение работ или важный контракт, меняют участников не так часто. В этом контексте в дискурсах о политической коррупции используется пословица, что один патрон, который имеет одну вакантную должность и десяти сторонников, закончит, имея девять врагов и одного неблагодарного.

И наконец, патронажная сеть является очень эффективной в интеграции тех, кто контролирует «акции». Если клиенты имеют выбор, то патроны должны предлагать им больше и будет меньше в ответ. Как результат, патронажная сеть будет меньше и менее стабильной. Наиболее эффективным видом патронажа является тот, который контролирует правительство.

Как показывает анализ редакции сайта Компромат 2.0, ближайшие именно к специфике политической коррупции является кронизм (склонность назначать на руководящие должности старых друзей, несмотря на их квалификацию) и непотизм (демонстрация фаворитизма родственникам или друзьям, основанный на связях, а не на объективной оценке способностей и способности работать). Эти формы политической коррупции олицетворяют контроль над «неординарными акциями обмена» одной или несколькими лицами. Характеристика «неординарные» относится к степени сложности получения акций или дефицита акционного обмена, но это не значит, что кронизм или непотизм являются необычными явлениями. Таким образом, в этом случае необычные акции могут включать прибыльные льготы в бизнесе, назначение на главные должности, обычно значительное поглощение частного бизнеса государственной властью или доступ в больших предложений валюты и тому подобное. Контроль над такими ценными акциями создает возможности и стимулы распространять их в коррупционный способ, однако они вряд ли будут распространяться массово, причиной чего является не их ограниченное количество, а стоимость. Их лучше распространять среди маленькой группы элиты или среди членов семьи, от которых ожидается отдача, и которые в любом случае не будут удовлетворены маленькими дивидендами. Кронизм и непотизм есть к определенной степени внутренне ориентированными. В отличие от рыночной коррупции и патронажных сетей они привлекают участников к отношениям долга и вознаграждения, а коллективные интересы идентифицируют в секретности, с исключением аутсайдеров. Внешнее привлечение к кронизму и непотизма является ослабленным из-за их нестабильной характер.

В «необычных акциях» менее присутствуют повторный обмен, постоянные точки пересечения интересов и напоминаний долга, которыми характеризуются рыночная коррупция и патронажные сети. В случае непотизма эти внутренние слабости могут быть минимизированы до подкупа, но даже могут происходить редкие обмены, которые могут отличаться в каждом отдельном случае или даже быть уникальными. Кронизм и непотизм могут быть интеграционными для ограниченного круга людей и дезинтеграционными - для политической системы в целом. Поскольку политическая казнь очень маленькой, много активных людей будут отлученными от выгод. Исключение могут составлять оппозиционные группы, которые имеют больше власти через владение определенным количеством акций.

В периоды государственных трансформаций приобретает распространенности кризисная коррупция. Многие из тех, кто обладает «необычными» акциями, их продает. Однако как большое количество людей может обладать «необычными акциями»? Ответ следует искать в очень нестабильном характере этого типа коррупции в системе, которая переживает институциональный кризис, например, частные лица настолько проникли в государственную жизнь, что большинство государственных товаров и решений продаются. «Необыкновенные акции »многих видов постоянно поступают на рынок. Когда редакция портала Компромат 2.0  говорит о рынке, то имеет в виду рынок как структуру купли-продажи, которая образовалась в результате коррупционных действий для купли-продажи государственных товаров и услуг. Альтернативно система может испытывать необычный приток незаконных ресурсов под контролем многих предпринимателей. Термин «кризис», с одной стороны, отражает масштаб и важность этой формы коррупции, а с другой - учитывает ее нестабильные и дезинтеграционные эффекты. Поскольку кризисная коррупция является временной фазой, то она может трансформироваться в любую другую, упоминавшуюся выше форму коррупции, если условия, ее породившие, исчезнут.

Не доказано, что кризисная коррупция может внести свой вклад в стремительные политические изменения. Каким бы ни был сценарий, кризисная коррупция не может стать постоянным явлением. Кроме того, кризисная коррупция может возникнуть в форме новых сетей влияния и обмена или может трансформироваться со старой.

В условиях внутренней нестабильности системы, вызванной кризисной коррупцией, укрепление позиций поставщиков не производит стабильных цен из-за конкуренции, если поставщики работают с различными товарами; в каждом случае необычная природа акций поощряет немедленной максимизации обратной выгоды, кризисная коррупция является политически дезинтеграционных, но не только из макротечений, которые ее делают. Коррупционные обмены не объединяют людей и группы людей в сети взаимного интереса и долга. Вместо этого на уровне элит может существовать модель несвязанных случаев вымогательство, в которых действия осуществляются только потому, что доступ к «необычных» акций является лучшим, чем его отсутствие. Непровластные элиты будут, скорее всего, исключены из политического процесса из-за нехватки соответствующих ресурсов; для них кризисная коррупция может привести к разрушениям рынков и политическому беспорядку.

Однако кризисная коррупция не является финальной стадией политической дезинтеграции. Выравнивание притока ресурсов может сделать продажу акций коррупционного обмена более предсказуемым, с изменениями повтор них выгод в течение длительного периода по средним ценам. Например, нефтяная промышленность Мексики прошла через ранние фазы быстрого роста и ужасную коррупцию, возвращаясь к более привычных форм коррупции в течение периода более стабильных доходов.

Подробному обзору типов коррупции в политической сфере уделил внимание и исследователь И. Амундсен. В частности, он сосредоточился на анализе разительных отличий между похожими по содержанию типами политической коррупции, такими как политическая и бюрократическая, индивидуальная и коллективная, редистрибутивная и экстрактивная коррупция и отдельных форм коррупции, как взяточничество, подкуп и тому подобное.

Индивидуальная или частная коррупция происходит тогда, когда индивид не делится или очень незначительно делится с равными по статусом или с особой группой с определенными крепкими и цельными связями. Неправомерность и аморальность коррупции требует сговора или секретности между индивидами, по меньшей мере близости и конфиденциальности. Другим признаком именно индивидуальной коррупции является получения индивидуальных выгод. Коррупция осуществляется в интересах самого коррупционного актера, его семьи, близких друзей.


Досье

logo